часы для сайта                                                                               

    












                      Скачать:  

Срочная замена стеклопакета или аварийное остекление! Осенние скидки! Замена стеклопакетов в мансардных окнах VELUX и FAKRO на 10% меньше! Добро пожаловать на сайт компании Remstek!

Илья Ильф Записные книжки (1925 -1937)



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Сайт поклонников творчества
Ильи Ильфа и
Евгения Петрова



Сочинения

  • Двенадцать стульев
  • Золотой телёнок
  • Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска
  • Тысяча и один день, или
    Новая Шахерезада

  • Светлая личность
  • Одноэтажная Америка
  • День в Афинах
  • Путевые очерки
  • Начало похода
  • Тоня
  • Водевили и киносценарии
  • Рассказы
  • Прошлое регистратора ЗАГСа
  • Под куполом цирка
  • * * * *

    Как забыть, Самарканд, твои червонные вечера, твои пирамидальные тополя, немого нищего, целующего поданную медную монету.


    Ярко-зеленые женские халаты.


    Персидские глаза Мухадам. Длинное до земли платье.
    Над школой, распустив крылья, летит коршун.


    С паранджи свисают длинные, у самой земли соединенные, хвосты.


    Город замощен кирпичом.


    Хозяин чайханы с огромным зобом.


    ... На уличках ишаки и лошади текут потоком. На Регистане пыль и гром. Возводят леса, реставрируют Шир-Дор. Уныло стонет нищий. Под сводом Улуг-Бег стол накрыт красным сукном -- будет публичный суд.


    На чалме поднос, на нем лепешки. Ослик тащит привязанные к его бокам молодые, очищенные от коры, стволы деревьев...


    Женщины ходят все больше в голубоватых и синеватых паранджах. Только одну я видел в черной. Это персиянка. Одна была в серой парандже. Заслонив лицо от солнца портфелем, едет в зеленой тюбетейке ответственный.


    Ишаков постукивают по шее толстой прямой веткой. Верх экипажа откинут назад и накрыт полотняным чехлом с нашитыми редко на нем красными звездами -- это, кажется, экипаж Совнаркома. Нищий на Регистане сидит под самодельным зонтиком -- на две перекрещенные планки нацеплено мешочное полотно.


    Рынок. Палевые кувшины -- гончарный ряд. Совершенно невыносимое по запаху коническое мыло. Здание, изнутри завешанное тюбетейками. В темноту его въезжают на ишаках и лошадях. Кипы мануфактуры стоят корешками, как книги. Женщины проходят скромно и молча. Бухарские еврейки паранджи не носят, но от мусульман закрываются халатом (надет на голову). Автомобили здесь редки и необычны. Женщина в белом. Вообще они в незаметных цветах. Спадают кожаные калоши, обнажая зеленые задники ичигов. На базаре мальчик продает мухоморы. Он долго и громко торгуется с хозяином трех корзин, наполненных мухами и абрикосами. Наконец хозяин берет листы. Сразу собираются люди посмотреть, как завязнет первая муха. Муха попадает, и большинство удовлетворенно расходятся. Мальчик идет дальше. Погибшая муха замещается тысячами других. Погибающая густо звенит.


    В лавочках стучат молотки, выковывают подковки для калош, набивают гвоздиками на калоши и сбоку медные украшения-пластиночки. Красят в две краски (зеленое и фиолетовое кольцо) детские жестяные ведерки. К узбеку, присевшему наземь с сырой кожей (еще с рогами), прилипли целые кусты мух... Летит по рынку фаэтон с двумя завернутыми женщинами. Летает по небу местный ассенизационный обоз -- коршун.


    Узбеки любят полежать у арыков. Подстелет коврик и лежит по своему усмотрению. Молодые узбеки рядами идут через базар. Они прорезают старый рынок клином...


    Мальчик с бритой головой и косичками.


    Я уезжал из Самарканда ночью, которая расстраивает, трогает человека и берет его шутя. Фонарики экипажа, тишина, мягкое качанье, поблекшее, чудесное небо и половина луны, сцепившейся с прохожим облаком. Пыль смирно лежала в темноте, все трещало, казалось, трещало небо (цикады?). Это все было очень трогательно. Мухадам, когда говорила, вытягивала белую нитку из заплаты на своем красном в белую клетку платье.


    У Владимира Яковлевича я обитал под ореховым деревом с крупными листьями. Керосиновый самовар сверкал своим слюдяным окошечком. Он никогда не снимал шапки. Когда его укусила в язык оса и ему было плохо, он снял шапку, но накинул на голову платок. Он худ и говорит медленно и всегда серьезно.


    Коричневые почки, величиной и видом похожие на помидоры. Старик на самаркандском базаре предлагал их.


    Маленький самаркандский вокзал с его зеленоватой и толстой изразцовой печью лежит далеко (6 верст) от города.


    Долину Зеравшана проехали ночью. Утром успел глазом захватить какие-то горы -- низкие и желтые на первом плане и высокие розово-фиолетовые позади. Станция Голодная степь. Дехкане в овечьих мономаховых шапках двух цветов -- верх коричневый, низ из черной длинной закрученной шерсти.


    Ташкент. Хороша его европейская часть. Старый город несравним с самаркандским. Русские улицы обсажены великолепными тополями и карагачами.


    К Ташкенту мы ехали через абрикосовые и яблочные, геометрически расположенные сады. Мимо молодых узких тополей. Мимо зеркальных рисовых полей. Мимо вагонов, груженных баранами.


    Узбек продает розы. Большой медный поднос, полный роз. Цветник на подносе.


    Куриный базар . Кур не видно, зато сколько угодно штанов и местной рулетки. Это круглый стол, утыканный по всему краю гвоздями. Снизу крутится штуковина с гусиным пером. Стол завален собаками и зубными порошками. Можно выиграть и медный самовар. А можно и не выиграть.


    Навострил свои карандаши и пошел в Красно-Восточные мастерские.
    Вместе со мной пришли на экскурсию ученики 3-месячных профкурсов Среднеазиатского бюро ВЦСПС -- узбеки, таджики, туркмены, уйгуры. Курсы готовят низовых профработников для кишлаков. Оттуда же (из кишлаков) и большинство курсантов.
    Инструментальная. Ремонт и выделка инструментов. Шумит пневматическое сверло. Курсантка держит чадру в руках. Фрезерные станки. На насекальном станке производится насечка круглого напильника.
    Станок для насечки плоских напильников. Делаются толстые, квадратные бруски. Молодой рабочий с предохранительными очками на лбу смущен и улыбается, что на него так смотрят. Сверла и сверла делаются. На стене висят рисунки скорой помощи. При случае могут починить для управления и пишущую машинку.


    Кипчак. Хадырбаев Алтымбаш. С 12 лет работал батраком. Родители тоже были батраками. Пастухом был. Нигде не учился. 1 мая поступил на курсы. Послал Рабземлес. В 18-м году организовал коллективное хозяйство. От баев отобрали землю. В коммуне были батраки, красноармейцы и рабочие. Это было до 19-го года.
    В 19-м году в Ташкенте был Краевой комиссариат земледелия. Бай Хушбигиев сделался комиссаром. Он потворствовал баям, возвращал землю, выгонял артели и давал землю отдельным лицам. Хадырбаев в феврале 19-го года приехал в Ташкент и обратился к начальнику особого отдела. По материалам Хадырбаева собрали собранье в три тысячи человек. На собрании был Куйбышев. Хадырбаев, оборванный, выступил с часовой речью и разоблачениями. Хушбигиева на другой день убрали и посадили.
    [Хадырбаев] остался работать в городе. В сентябре 19-го года поехал в Фергану для борьбы с басмачами. Участвовал в съезде народов Востока.


    Развод с мужем. Ей было 10 лет, и 3 года она жила с 45-летним мужем, который купил ее у матери во время голода за небольшую сумму.


    Страшноватая ночь в гостинице. Одеяла нет, вместо подушки дается наволочка. Цыганки в черных митрах и цыганята. Девочка с зеленой серьгой в носу, и другая -- с продетым через бок носа большим кольцом с украшениями. У них нет ни квартиры, ни революции, ни газеты. Цыганки все в перстнях и браслетах. Серебро и большие камни. У девочек на груди большая серебряная медаль. Велики глаза, черны лица и курносы носы. Толпа спорит из-за них. "У них форма такая". Симфония черных и фиолетовых цветов Руки татуированы темно-синими мелкими и часто поставленными рисунками. Цыган в халате (фиолетовые полоски) и кремовой феске. Небольшая борода и усы.
    За Джагалашем по всему горизонту дым, как от взрывов снарядов, -- горит камыш. По камышу ползет молодая саранча, еще летать не может, но иногда на четверть аршина обкладывает путь -- приходится высылать паровозы для очистки пути. Колеса буксуют, саранча жирная.


    В 10.20 выехал из Москвы в Нижний. Огненный Курский вокзал. Ревущие дачники садятся в последний поезд. Они бегут от марсиан. Поезд проходит бревенчатый Рогожский район и погружается в ночь. Тепло и темно, как между ладонями.


    Утро. На станции Сейша машинист хватает тонкий жезл, как шпагу.


    В трамвае кондуктор ужасно завопил "простите, граждане".


    Нижний Новгород. Белоснежный, вышедший из ремонта в первый свой рейс, "Герцен". Украшен плакатами, транспарантами. 22-аршинная надпись "4 тираж крестьянского займа". Выставка НКФ в салоне 1-го класса. Электрические тиражные колеса в зале 3-го класса. Сегодня первый день тиража. Звенят медные трубы, созывая всех на розыгрыш. Походные штаты Наркомфина -- машинистки. Выставка исторически показывает развитие и ход денежной системы СССР от тряпочек самоуправлений до блещущих червонцев.
    Начинается тираж. За столом председателя радиоусилитель.


    Комиссия приступает к свертыванию билетиков. Пакет с опечатанными билетами имеет пять комплектов, от ноля до девяти. Кроме миллионов, они от ноля до четырех. Желающие проверить технику беспрерывной цепью тянутся перед столом. На пароходе бойко торгуют облигациями. Рослый бородач приходит как в трактир: "Дайте парочку".


    Пристань Нефторга. Черное Сормово. Нефтеналивные баржи. Собрались с пионерами на горке, засыпанной щепками и мусором. Сормово -- город пролетариев. В пыли под наклоненными лучами солнца бегут к "Герцену" пионеры.


    Когда начинается "да здравствует", то музыканты уже надувают щеки. Читается не резолюция, а текст, годный для конституции республики средних размеров.


    Выступление Синей блузы на второй палубе перед народом, собравшимся разноцветной толпой на берегу и на пристани, с знаменами. Киноаппарат работает. Идет под аккомпанемент гармоньи. Пришла с иконой садиться в паром. Прощаемся и отваливаем. Ребятишки плещутся в воде и орут: "Снимай меня".


    Бармино. Толпа на берегу. Большое село. На деревянной пристани полно ног и рук. Нас обгоняет из Нижнего теплоход "Карл Либкнехт".


    Юрино. Труба зовет из села. С лесного берега пришли черемисы. Замок Шереметьева. Кирпичная безвкусица....


    Козьмодемьянск стоит на высоченном горном берегу.


    Село Ильинка. Председатель Госбанка углубился в дебри. Велосипед, лежащий на земле, похож на большие очки в стальной оправе. Из разрозненных изб выходят правильные отряды. По-русски -- Ильинка, по-чувашски -- Илинка.


    Чебоксары. Чуваши. Вывески на двух языках. Пароход "Парижская коммуна", полный нежности и москвичей. При подходе с его шканцев тяжело бухается вниз корзина с фруктами. Немедленно с берега понеслись лодки с волгарями на поимку....


    -- На том свете за красненькую не увидишь, что тебе здесь покажут! -- уговаривают старушку.


    Приходит барышня, спрашивает, нельзя ли вклады класть тайно от мужа, он пьет и курит.


    Казанский мост проезжали на закате солнца.


    Казань. Луна над лесным гребнем. Черная и желтая волжская вода. Кремль и аккуратная Сумбек-башня. Этнографический музей и буддийские молитвенные мельницы. (Обстановка реки, знаки на перекатах.) Зародыши с лягушачьими лапками. Клуб деревянный. Великое безмолвие библиотеки-читальни.


    Собрание в саду "Эрмитаж". Мягко звучащее дыхание медных труб.


    Шлепнется на твою облигацию тысяча, вот и поднял хозяйство.


    С высоченного крутого берега по тропкам и зигзагообразной лестнице спускаются делегации. Знамена реют на дорогах. Первыми на "Герцен" проникают пионеры.


    Тетюши. Лесенка в 840 ступеней. Зеленый и розовый берег.


    Сенгилей. К маленькой пристани бегут в розовых рубашках дети и медленно идут из-за зеленой рощи взрослые. Оркестр уходит в город собирать на митинг.



    * * * *

    Двое молодых. На все жизненные явления отвечают только восклицаниями: первый говорит -- "жуть", второй -- "красота".


    Борис Абрамович Годунов, председатель жилтоварищества.


    Человек в лунном жилете со львиной прической. По жилету рассыпаны звезды.


    Целые жернова швейцарского сыра.


    Девица. Коротконосая. Жрет лимон с хлебом и поминутно роняет на пол трамвайные копейки.


    В прекрасную погоду заграничный академик стоял посреди Красной площади, растопырив ноги, и в призматический бинокль смотрел на икону над Спасскими воротами.


    Совхоз называется "Большие Иван Семенычи".


    Артель "Красный бублик". Или "Булка Востока".


    Настасья Пицун. Бенек. Братья Капли. Мадам Подлинник. Кокос. Лгин. Члек. Весотехник. Всевышний.



    * * * *

    3. VI
    Серпухов. Ходили две барышни. В коридоре -- бульдог. Ока -- так себе. Явилась мысль о Военно-Грузинской дороге. Женя хочет прямо в Тифлис.

    5. VI
    Минеральные Воды. Еле-еле съели баранину. Прибыли в Пятигорск, беседуя с человеком закона о холерных бунтах 1892 года в Ростове. Штрафы он оправдывает.
    В Пятигорске нас явно обманывают и прячут куда-то местные красоты. Авось могилка Лермонтова вывезет. Ехали трамваем, которым в свое время играл Игорь. Приехали к цветнику, но его уже не было. Извозчики в красных кушаках. Грабители. Где воды, где источники? Отель "Бристоль" покрашен заново на деньги доверчивых туристов. Погода чудная. Мысленно вместе. Воздух чист, как писал Лермонтов....
    Извозчику отдали три. Взял и уехал довольный. А мы после роскошной жизни пошли пешком. Неоднократно видели Эльбрус и другие пидкрутизны. (Бештау, Змейка, Железная, Развалка и т.д.)
    Сидим. Пробовали взобраться на Т.Д., но попали в "Цветник". Взяли 32 копейки. Вообще берут. Обещают музыку. Но что за музыка, ежели все отравлено экономией.
    Местные жители красивы, статны, но жадны. Слова не скажут даром. Даже за справку (устную) взяли 10 коп. Это не люди, а пчелки. Они трудятся.
    На празднике жизни в Пятигорске мы чувствовали себя совершенно чужими. Мы пришли грязные, в плотных суконных костюмах, а все были чуть ли не из воздуха.


    Вопль: "Есть здесь что-нибудь не имени?"


    Курган имени поручика.


    Галерея как галерея. Берут.


    Прошла рослая девица. В будние дни замещает монумент Лермонтова.


    Владикавказ.
    Кошмарная ночь, увенчанная появлением Кавказского хребта. Оперные мотивы -- восход солнца с озарением горных вершин. Гор до черта. Носильщик N 52 обманывает нас. В поезде мы едем с профработником Евгением Петровичем и рабиспрофработником. Во Владикавказе каждая улица упирается в гору. Женя все время сидит ко мне ухом, которое не годится.
    "Терек -- краса СССР". За красу взяли по гривеннику. Были вознаграждены видом Столовой горы Нарпита и Тереком. "Дробясь о мрачные... кипят и пенятся". Утесистых громад еще нет. Но деньги уже взяли.



    Терек, Терек, ты быстИр,
    Ты ведь не овечка.
    В порошок меня бы стер
    Этот самый речка.
    И.А. Лермонтов (Пселдонимов)


    Везли бесплатно в автоколымаге Закавтопромторга. Завтра уезжаем на механическом биндюге. Душа не ведает, что творит.


    Вот мельница. Она еще не развалилась.
    И.А. Пушкин (Пселдонимов)


    Военно-Грузинская дорога.
    Лицо у меня малиновое. Все оказалось правдой. Безусловно Кавказский хребет создан после Лермонтова и по его указаниям. "Дробясь о мрачные" было всюду. Тут и Терек, и Арагва, и Кура. Все это "дробясь о мрачные". Мы спускались по спиралям и зигзагам в нежнейшие по зелени пропасти. Виды аэропланные.
    Забрасывали автомобиль цветами, маленькими веничками местных эдельвейсов и розочек. Мальчишки злобно бежали за машиной с криками: "Давай! Давай деньги!" Отплясывали перед летящей машиной и снова галдели "давай". Кончилось тем, что мы сами стали кидать в них букеты с криком "давай".
    Нелепые пароксизмы надписей на скалах, барьерах, табуретках и всех прочих видах дикой и недикой природы....
    На Крестовском перевале мы зацепились за облако. Было мрачновато. Полудикие дети предлагали самодельный нарзан и просили карандашей. Паслись на крутизнах миниатюрные бычки с подругами своей горной жизни -- коровками. Шофер-грузин в клетчатых носочках и особо желтых ботиночках. Дикость Дарьяльского ущелья. Необыкновенный ветер.


    Тифлис -- город жаркий. Живем в "Паласе" (Дворцовые номера) на Пушкинской улице.
    Напротив -- духан "Олимпия".


    Фуникулер. Волшебное зрелище пылающего Тифлиса. Отплясывающие лезгинку девочки. Гора Давидова -- гора ресторанная.


    10. VI
    Дождь и прохлада. Жизнь начинается, кажется, завтра и, кажется, на Зеленом мысу.




    * * * *

    Упаковочная контора "Быстроупак".


    Пивная "Вавилон".


    Столовая "Аромат".


    [Татары привели в свою квартиру лошадь с живодерни.]


    Голубец. Карликов. Братья Глобус.


    Глава учреждения купил картину и созвал художников, чтобы узнать ее качество.


    [Голый, намыленный человек.]


    Утирает лицо лозунгами.


    [Сумасшедший слесарь унес ворота. Хотел строить метро.]


    Новелла о закрытых дверях.


    Каждый человек благороден только в своей среде.


    Стоял на острове св. Елены и через остров Эльбу смотрел на родимую Францию.


    Профессор поэзии.


    [Кто дуба дает, кто в ящик сыграет, преставился, приказал долго жить, перекинулся, гигнулся, почил в бозе, протянул ноги,]


    В кустах сверкали брильянты.


    [Диковинка, полшишки, сотка, мерзавчик, гусь, бутылка, сороковка, две полбутылки, двадцатка.]


    Бывший потомственный почетный гражданин.


    Полевая кошка, сиречь заяц.


    [Голубые ослы.]


    На лбу вытатуировали нецензурное слово.


    Люди нашего круга не умирают с голоду.


    Изобретенческие вопросы.


    Выдали замуж за налетчика.


    Бабаедов.


    Она знала все языки, но после тифа все забыла.


    Низкий, страстный голос унитаза.


    Не Осетрова, а Петухова.


    [Жена нашла пропавшего мужа по рабкоровской заметке, которая его обхаивала.]


    Как солдат на вошь.


    Как архиерей на приеме.


    Разыграли лотерею до срока.


    [Разве вы не видите, что я закусываю?]


    [На такие шансы я не ловлю.]


    Лихорадушка, мужа старого, ты тряси его, тряси.


    Наряду с недочетами есть и ответственные работники.


    Урчанье гитар (желудок).


    Бюро любовных писем.


    О юмористах, темистах и редакторах сатирических журналов.


    Попойников.


    Фельетонисты и Даль. Он смотрит в Даль.


    [Словарь Шекспира, негра и девицы.]


    [Члек и ССбак.]


    Единственное кокетство мужчины:
    -- Пришейте мне пуговицы к жилету.


    Секта Хис-Хис. Филиал. Наше вам с клеточкой.


    Машина, которая печатает, складывает и даже прочитывает журнал.


    Человек и жалобная книга.


    Бега. Остап выигрывает.


    Ловелас с шоколадом.


    Циничная погода.


    Планомерная ангина.


    Нет такого обидного слова, которое не давалось бы в фамилию человеком.


    [К Иванопуло приходили агенты, спрашивали Воробьянинова].




    * * * *

    Поедем в город, там хорошо, коммунальные услуги.


    Дело о будильнике.


    Колода тасуется -- 36 карт, однокопных, одномысленных, скажите всю истинную правду, что ожидает и что случится (говорится шепотом).
    Выкладывается карта. Если рыжий -- то бубновый король, если женатый -- то червонный король. Колода раскрывается тройками. Пока в тройке не найдется король. Справа -- будущее. Слева -- прошедшее....
    Ваша судьба. Письмо в скорой дороге с вашим интересом и вашими письмами...


    Это сбесишьси.


    В передней на крюке под потолком висит велосипед в простыне.


    Предел застенчивости. Курьер, открывающий крышку рояля перед концертом, всю жизнь волнуется.


    Калоши счастья.
    Как трудно было их достать и как они погубили владельца. Он обменивал их и в театре убегал за пять минут до конца. Однажды в театре толпа, увидя его бегущим, подумала, что пожар, и в панике искалечила его.


    Полк на параде и впереди командир на извозчике.


    Я пришел к вам, как мужчина к мужчине.


    Такой некультурный человек, что видел во сне бактерию в виде большой собаки.


    Со времени разрушения храма не было кушанья вкуснее рубленой печенки.


    Костистая извозчичья лошадь бежала так быстро, что взорвалась, когда остановилась.


    Побоища беспризорных.


    1. Хамите.
    2. Хо-хо.
    3. Знаменито!
    4. Мрачный.
    5. Мрак.
    6. Жуть.
    7. Парниша.
    8. Не учите меня жить.
    9. Как ребенка.
    10. Красота.
    11. Толстый и красивый.
    12. Поедем на извозчике.
    13. Поедем на таксо.
    14. У вас вся спина белая.
    15. Подумаешь!
    16. Уля.
    17. Ого.


    Высокий класс.


    Я страшно люблю деньги.


    Ляпсус.




    * * * *

    Застенчивый влюблен в машинистку и подает ей для перепечатки объяснение в любви. Взрыв клавиш. В секунду все напечатано. Только легкий дымок вьется над машинкой. Она даже не заметила, что это объяснение. Застенчивый глубоко оскорбился и всю жизнь ходил пришибленный.


    [Сон Щукина -- хамите, медведюля!]


    [Чарушников Максим Петрович.]


    [Никеша и Владя.]


    Пополамов.


    Ужаснов.


    Пешая статуя.


    Две двойни.


    Подпись: 7 лосиноостровских матерей.


    Дамочка "Скорая помощь".


    Гигиенишвили.


    Голубые ослы.


    Шары, увядшие за праздник, падали в деревню.


    Серна Моисеевна.



    [Набережная.
    Чаль за кольцы,
    решетку береги,
    стены не касайся]



    [Дым курчавый, как цветная капуста.]


    [Легкий секучий дождь.]


    [Страдальческие крики пароходов.]


    [Железные когти крючников.]


    [Ахают, скрипят и летают качели.]


    [Напрасно вы здесь стоите, здесь ничего не будет показано, показано будет только внутри, билет стоит тридцать копеек, напрасно вы здесь стоите, показано будет только внутри.]


    Боязнь подхалимажа дошла до такой степени, что с начальством были просто грубы.


    [Гостиница "Стоимость".]


    Артель "Рефлекс".


    Столовая "Фантазия".


    Заносис.


    Кофточка в полумесяцах. Красная в желтых.


    Управдом-скульптор.


    Человек, потерявший память, живет чужой жизнью и в конце концов действует против самого себя.


    Конрад Вейдт ищет комн., жел. в центре, плата по соглаш. Тел. 2--05--27.


    Сов. Иосиф.


    Братья Бабец.


    Извозчик заплакал, тряся синими своими юбками.


    Военный в бешенстве покинул трамвай. Полы его шинели свистели на ходу.


    Гостиница "Лобзик".


    -- Врешь.
    -- Нет, не вру. Ошибаюсь.


    Белые, эмалированные уши.


    От весны было такое впечатление, будто играют на барабане.


    Так медлителен, что мог бы жить на Юпитере.


    Жилтоварищество "Воздушный замок".


    Часовщик Дворца Труда. Его бродячее (из комнаты в комнату) ремесло.


    Меерович-Данченко.


    Косвенная улица, Гулевая улица.


    Минеральные стельки. Идеал от пота ног. Радикальное средство.


    [В конторе все Ивановы. Директор боится обвинения в засилии родственников. Предлагает менять фамилии. А одному Иванову не нашлось -- выкинули.]


    Просьба о скатерти руки не вытирать.


    В 1920 году в пустынный порт пришел итальянский пароход со шляпами-канотье.


    Над городом послышался скрип колеса фортуны.


    Ввести в известную пьесу еще одно лицо, которое перевернет все действие.


    Я пришел к вам как юридическое лицо к юридическому лицу.


    Маруся Верхняя, девочка из Глезера и Петцольда.


    За время революции многие не успели вырасти, так и остались гимназистами.


    Актер умирает и беспокоится, почему с ним не заключают ангажемента. Чтобы его успокоить, приезжает директор лучшего театра и подписывает с ним невероятный контракт. Актер выздоравливает и получает неслыханный гонорар.


    Ставлю вас в известность, что у меня пропал кусок мыла.


    Файфоклок с колбаской. Дамы в пижамах, мужчины в толстовках.


    Благоуханыч.


    Так хотелось аплодировать, что был зуд в ладонях. Но так как попасть на пьесу не удалось, то на ладонях сделалась нервическая экзема.


    Человек хороший и приятный, но так похож лицом на брата, что поминутно ждешь от него какой-то гадости.


    -- Кина не будет! -- раздался крик на докладе, и зал опустел.


    Контора заготовляет голубиный помет или тигровые когти (или башлыки).


    Куриная грудь.


    Плоская ступня.


    Воленс-неволенс, а я вас уволенс.


    Распутин местного почтового отделения.


    Стютюэтки.


    Пардон, еще пардон.


    Ну, я не Христос.



    "Содержимое этой тубы
    Спасет ваш рот и зубы".



    Время, когда все рекламы были в стихах.


    Ко мне хорошо относятся крестьяне обоего пола.


    У обезьян крадут бананы и снабжают ими Москву.


    Загорелся сыр-божий.


    Что вы испытываете, ковыряя в носу? Наслаждение или тоску?


    -- Прошлое?
    -- Нет. Предыдущее.


    Вывалив язык, бежал человек.


    Из гравюры предложили сделать пьесу.


    Порвал с сословием мужчин и прошу считать меня женщиной.


    Саванарыло.


    Братский союз кирпичей.


    Ежемесячный календарь "Циклоп".


    Сидя на кукаречках.


    Нормальный железнодорожный пейзаж.


    -- Крепкий у вас волос, -- сказал парикмахер, который в будние дни играл на скрипке.


    Золотой теленочек.


    Жаре навстречу.


    Справченко.


    В марте в саду растут розги.


    Говорил "слушаю" в телефон, всегда не своим голосом. Боялся.


    Его окатили потные валы вдохновения.


    Внезапно в теазал вбежали пожарные и затрубили. Паника. Оказалось, что анонс лотереи.


    Кот-идиот. Когда ни откроешь дверь, он обязательно влезет в квартиру. И ничего за три года не нашел, а лезет.


    Кольцо с масонскими знаками. Череп и кости. Имеется отделение для яда.


    Двое в А. Зажиточный доктор смотрит сквозь кулак. Его спутник в пенсне и смотрит еще через пенсне, которое держит, как лорнет. Мнения не высказывают. Достойно молчат.


    Нашему тыну двоюродный плетень.


    Путешествие в страну идиотов.


    Тов. Кретищенко.


    Преждевременная аллея.


    Упрямый центр.




    * * * *

    Мещанская родословная. Сам служил, и деды служили. Дед нашел знаменитую ошибку в копейку в балансе Государственного банка и тем выбился в люди. Внук этим гордится так же, как гордятся все аристократы.


    Слабый пол доводит примус до безумия, накачивая его так, как ни один мужчина не посмеет.


    Во дворе была когда-то скульптурная мастерская. И до сих пор стоит посреди жилтоварищескоро дома конная статуя Суворова и пешая какому-то герою 12-го года, а какому, уже нельзя узнать. Видны только баки Отечественной войны.


    Палата мер и весов. Самая главная палата. Палата мер и весов решила... Палата постановила...


    Улыбин, Меерович-Данченко, Муселевич-Фердинанд, Кониболоцкий.


    Филипп и 5 его дочерей: Фатыма, Зайре, Мейсере, Мерзна, Мариам.


    В Дворце Труда в какую комнату ни войди с вопросом "товарищ Шапиро здесь занимается?" -- дают ответ: "Подождите минуточку, он вышел".


    Самоубийца предъявляет вынувшему его из петли милиционеру судебный иск за ушиб.


    Тот не шахматист, кто, проиграв партию, не заявляет, что у него было выигрышное положение.



    <  ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ...  >





    Публицистика

  • Письма из Америки
  • Фельетоны

    Произведения И.Ильфа

  • Записные книжки (1925—1937)
  • Рассказы, очерки, фельетоны

    Сочинения Е. Петрова (Катаева)

  • Фронтовые корреспонденции
  • В фашистской Германии
  • Из воспоминаний об Ильфе
  • К пятилетию со дня смерти Ильфа
  • Остров мира
  • Записки из Заполярья
  • Рассказы, очерки, фельетоны
  • Очерки, статьи, воспоминания

    О произведениях

  • О романе "12 стульев"
  • О романе "Золотой телёнок"
  • О новеллах "Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска"
  • О повести "Светлая личность"
  • О новеллах "Тысяча и один день, или Новая Шахерезада"
  • О повести "Одноэтажная Америка"
  • Д.Заславский. Ильф и Петров

    Об авторах

  • Биография И.Ильфа
  • Биография Е.Петрова
  • Сборник воспоминаний об И.Ильфе и Е.Петрове
  • Двойная автобиография

    Фильмотека

  • 1933 — Двенадцать стульев
  • 1936 — Цирк
  • 1938 — 13 стульев
  • 1961 — Совершенно серьёзно (очерк Как создавался Робинзон)
  • 1968 — Золотой телёнок
  • 1970 — The Twelve Chairs (Двенадцать стульев)
  • 1971 — Двенадцать стульев
  • 1972 — Ехали в трамвае Ильф и Петров (по мотивам рассказов и фельетонов)
  • 1976 — Двенадцать стульев
  • 1988 — Светлая личность
  • 1993 — Мечты идиота
  • 2004 — Двенадцать стульев (Zwolf Stuhle)
  • 2006 — Золотой телёнок

    Фотогалерея

  • Ильф и Петров
  • "Илья Ильф - фотограф"
  • "Одноэтажная америка"
  • "Золотой теленок" в иллюстрациях Кукрыниксов

    Ссылки

  • Илья Ильф
  • Евгений Петров

    Аудиокниги

  • 12 стульев
  • Золотой теленок
  • Одноэтажная америка

    Дополнительные материалы

  • 12 стульев. Краткое содержание
  • Золотой теленок. Краткое содержание
  • Афоризмы, цитаты

    Меню

  • Контакты
  • Главная
  • Гостевая









  •                                  











                                                                                 Эл. почта: fadey_888@mail.ru
                                                                                 Наша группа вконтакте:
                                                                                 "Ильф и Петров"




    Сайт разработан студией "TYAP-LYAP"